Является ли Лондон всё ещё лидером среди финансовых центров мира?

Просмотров:  2178

Хотя древний лондонский Сити все еще соблюдает свои давние традиции (сегодняшний мэр города – 678 по счету), новый Сити обрел славу международного финансового центра: кардинальные реформы, совершенные 20 лет тому назад, трансформировали фондовый рынок Лондона. Эту революцию назвали «Большим взрывом», поскольку новые методы торговли акциями были введены в один день – 27 октября 1986 года.

Является ли Лондон всё ещё лидером среди финансовых центров мира?

20 лет тому назад участок «Кэнэри Уорф» представлял собой обычный пустырь на востоке Лондона, в районе доков и судоремонтных заводов. Сегодня здесь громоздятся небоскребы, в том числе и самый высокий небоскреб Великобритании; в этих зданиях расположены шикарные офисы мировых банков с огромными залами фондовых бирж. Сам район Сити расширился в западном направлении. Хеджевые фонды открыли свои офисы в Мэйфере и других фешенебельных районах Вест-Энда. Огромная потребность в офисных площадях именно в Сити привела к бурному развитию района.
Между тем, другие города, и не в последнюю очередь Нью-Йорк, не против «перехватить» у Лондона часть финансовых операций. Различные биржи объединяются и создают мощные союзы, как, например, в Чикаго. При всех своих исторических заслугах Лондону предстоит выдержать жесткую конкуренцию как финансовому центру.
Деятельность Сити за последние 20 лет не всегда была успешной. Например, слабым местом остается международное страхование, большей частью из-за проблем компании «Ллойд оф Лондон», основанной еще в 17 веке. На протяжении 20 века компанию не раз потрясали скандалы, она понесла огромные убытки из-за «асбестозного дела». Доля Лондона в чистом доходе от морского страхования, которое всегда было основным бизнесом «Ллойда», упала с 30% в середине 80-х годов до 20% в 2005 году.
В то же время некоторые другие части Сити, не столь известные, процветали. Морские грузоперевозки и связанные с ними услуги вновь переживают взлет, а объем внешней торговли возрос на четверть за период между 2002 и 2004 годами.
Значительно вырос также и объем предоставляемых юридических услуг, без которых невозможно себе представить деятельность глобального финансового центра.
Лондон – это классический образчик экономической конгломерации, в которой фирмы находятся в постоянном взаимодействии, поскольку им выгодно такое близкое соседство. В этом смысле Лондон стал для бизнеса тем, что представляет собою Уимблдон для тенниса, то есть местом, где встречаются лучшие мировые игроки, чтобы посостязаться друг с другом.
Скопление финансовых фирм в Лондоне объясняется тем, что они живут во многом благодаря крупным компаниям. Объединяясь, они создают новый обширный рынок с более низкими ценами и меньшими рисками (за счет совершения крупных транзакций).

Рабочая сила
Фирмы, находящиеся в Лондоне, имеют прекрасную возможность подбора кадров на огромном рынке квалифицированных специалистов мегаполиса – как отечественных, так и зарубежных.
Другим важным фактором является традиция так называемого «регламента легкого прикосновения». В 1997 году новое лейбористское правительство объявило о планируемых реформах, целью которых было заменить ряд громоздких и малоэффективных контролирующих структур одним регуляторным агентством. Это позволило предпринимателям иметь дело с одним-единственным органом, однако возникла опасность того, что это агентство может «увязнуть в правилах», стремясь защитить индивидуального потребителя. В 2004 году в Агентстве по финансовым услугам (АФУ) был создан специальный отдел по оптовым и институциональным рынкам.
Но если АФУ придерживается лояльной политики, то европейские директивы недостаточно учитывают уникальное положение Сити и все больше «связывают руки» компании-регулятору.
С другой стороны, склонность Америки «забивать голы в собственные ворота» по-прежнему помогает Сити. Так называемый закон «Сарбанес-Оксли», принятый после краха компании «Энрон» и направленный на ужесточение корпоративного законодательства, отодвинул на неопределенное время возможность для зарубежных компаний зарегистрироваться на местных биржах. Больше всего от этого выиграла Лондонская фондовая биржа (ЛФБ). В качестве иронического послесловия к «Большому взрыву», который привел к поглощению фирм–членов фондовых бирж зарубежными владельцами, ЛФБ, зарегистрированная на бирже с 2001 года, вынуждена отражать наступление со стороны «Насдак» (американской фондовой биржи), которая уже владеет 25% акций ЛФБ.

Неуклюжие попытки
Интересно, что правительство во всей этой истории озабочено только одним: данная сделка может привести к «протаскиванию через черный ход» громоздкой и неуклюжей регуляторной политики, характерной для американцев. Эту угрозу правительство готовится отразить путем изменений в законодательстве. В целом же правительство не в восторге от перспективы поглощения «цитадели британского капитализма» иностранным хищником.
В последнее время ряд обозревателей, признавая заслуженность славы Лондона как финансового центра, связывают ее с благоприятной экономической конъюнктурой – от чего выигрывают как инвестор, так и торговые компании. По их мнению, по мере замедления в развитии мировой экономики эта слава может развеяться.
Несмотря на это, Сити в глазах большинства по-прежнему остается крупнейшим финансовым центром.
Сэр Дэвид Уолкер, который принимал участие в реформировании фондового рынка в начале 80-х годов, а сегодня является старшим консультантом в компании «Морган Стэнли», предостерегает от самоуспокоенности и говорит: «Благоприятные экономические условия плюс эффективная регуляторная политика со временем привели к тому, что Лондон сегодня больше, чем сеть: это узел, который очень непросто развязать».