Риск поликризиса

Просмотров:  1201

В начале 2023 года мир столкнулся с рядом рисков, которые выглядят с одной стороны – новыми, а с другой – хорошо знакомыми. Возвращение к «новой нормальности» после пандемии COVID-19 было быстро прервано вспышкой военных действий в Европе и сопряженными с ними продовольственными и энергетическими кризисами.

Риск поликризиса

В новом десятилетии эксперты Всемирного экономического форума прогнозируют возникновение глобального поликризиса – неуправляемого по форме и непредсказуемого по силе разрушений. В глобальную экономику вернулись старые риски – инфляция, кризис стоимости жизни, широкомасштабные социальные волнения, геополитическая конфронтация и угроза ядерной войны, – со многими из них государственные деятели и бизнес-лидеры нового поколения столкнулись впервые. Эти риски усугубляются быстрым ростом государственного долга, распространением технологий двойного назначения, а также угрозой изменения климата.

Опрос, проведенный в Давосе в 2023 году, показывает, что геополитическое соперничество усиливает экономические ограничения и усугубляет краткосрочные и долгосрочные угрозы. Одновременная борьба с вооруженными конфликтами, инфляцией, потенциальной рецессией и введение ограничений в глобальной торговле могут быть сопряжены с новыми, гораздо большими по масштабу опасностями.

Текущие глобальные риски

По словам Саадии Захиди, управляющего директора ВЭФ, «многие старые риски вернулись на первый план – в том числе кризисы в области здравоохранения, продовольственные кризисы, рост стоимости энергии и жизни». На комбинацию геополитических и экономических рисков наслаиваются климатические риски, которые, однако, сегодня отошли на второй план. Каролина Клинт, руководитель отдела управления рисками в страховой компании Marsh, называет кризис стоимости жизни, который мы переживаем, самым серьезным. Наряду с этим, риски взаимосвязаны и утяжеляют друг друга, создавая новые проблемы. Даже если компания инвестирует в устойчивость в одной сфере, это может иметь негативный побочный эффект для другой, и наоборот.

Нельзя недооценивать проблему дефицита топлива и продовольствия, которая уже привела к социальным волнениям и политическим потрясениям в 92 странах мира, что является прямым следствием кризиса стоимости жизни. Также в тройку самых опасных явлений в краткосрочной перспективе, по результатам опроса 12 тысяч бизнес-лидеров и руководителей, вошли стихийные бедствия и геополитическое противостояние.

Рейтинг устойчивости торговли по странам

Кризисы выплескиваются в окружающий мир, вызывая отдаленные и непредвиденные последствия. Однако начало нового десятилетия продемонстрировало совершенно новую взаимосвязь глобальных рисков. Так, частота стихийных бедствий продолжает нарастать: только в 2020 году 389 крупных климатических изменений затронули почти 100 млн человек и причинили ущерб в размере US$ 171 млрд.

Как только пандемия начала утихать, российско-украинский конфликт спровоцировал продовольственный и энергетический кризисы, вызвавшие рост инфляции и поставившие мир на грань глобальной рецессии. В результате перебоев в экспортом пшеницы 345 млн человек в 82 странах столкнулись с острой нехваткой продовольствия. В свою очередь, богатые страны были вынуждены бороться с рисками высокой инфляции и повышения ключевых ставок Центральных банков, что затруднило для бизнеса возможности получения дешевых кредитов и обострило проблему неравенства внутри государств.

На протяжении последнего года коллективное внимание мировых лидеров было сосредоточено на «выживании» и преодолении «чрезвычайных ситуаций» на фоне социальной и политической поляризации, удорожания энергии и продовольствия и обострения геополитического противостояния.

Главные глобальные риски 2023 года

Таким образом, долгосрочные риски, такие как изменение климата, здоровье и безопасность человека, цифровые права, нехватка ресурсов и экономическая нестабильность, ушли на второй план. Однако они не только не перестали существовать, но и приобрели накопительный характер, создавая угрозу нового поликризиса, который может образоваться в ближайшем десятилетии.

Если говорить об экономике Объединенных Арабских Эмиратов, самую большую угрозу для бизнеса в ближайшие два года представляет глобальный кризис стоимости жизни, а также высокая инфляция и резкие скачки цен на сырьевые товары, говорится в исследовании американской компании Marsh McLennan. Как считает Брэд Симпсон, руководитель отдела управления рисками MENA в Marsh McLennan, для большинства руководителей в ОАЭ «новая нормальность», которая последовала за пандемией COVID-19, вызывает непрекращающийся страх перед экономическим коллапсом в результате сближения инфляционных, долговых и логистических рисков.

Долгосрочные глобальные риски

Также руководители в ОАЭ опасаются таких рисков, как геополитические споры о владении природными ресурсами, геоэкономические конфронтации и растущие бреши в области кибербезопасности.

В то же время, кризис стоимости жизни воспринимается как краткосрочный – он достигнет пика в ближайшие несколько лет, а затем начнет ослабевать. Однако в самой ближайшей перспективе этот кризис может привести к растущему неравенству, ограничение доступа к основным потребностям среди самых уязвимых слоев населения может спровоцировать беспорядки и привести к экономической нестабильности.

Краткосрочные глобальные риски

ЭКОНОМИКИ G20

Согласно данным Организации экономического сотрудничества и развития, в 2022 году Саудовская Аравия показала самый высокий годовой темп роста среди 20 крупнейших экономик мира. Крупнейшая экономика арабского региона выросла на 8,7% благодаря высоким ценам на нефть и активному развитию частного сектора. За королевством следуют экономики Индии, рост которой составил 6,7%, Турции (5,6%) и Индонезии (5,3%). Япония, третья по величине экономика мира, зафиксировала самые низкие темпы роста, при этом ее ВВП увеличился на 1%. По предварительным оценкам, экономика G20 выросла в среднем на 3,2% в 2022 году (по сравнению с 6,3% в 2021 году).

Согласно прогнозам ВЭФ, энергетический, продовольственный, инфляционный кризисы и риски в области безопасности будут сохраняться в течение нескольких лет, увеличивая риск рецессии, усиливая долговые проблемы и поляризуя общества из-за дезинформации. Нынешние и будущие риски могут взаимодействовать друг с другом, образуя «поликризис», который представляет собой группу связанных глобальных рисков со сложными воздействиями и непредсказуемыми последствиями. В связи с этим правительства должны принимать определенные меры, которые могут минимизировать масштаб и размах поликризисов до их возникновения.

Государствам необходимы срочные и скоординированные действия по борьбе с изменением климата, а также совместные усилия для укрепления финансовой стабильности, управления технологиями, экономического развития и инвестиции в исследования, науку, образование и здравоохранение. Как считает Саадия Захиди, «появление в токсичной смеси известных и растущих глобальных рисков нового шокового события – от нового военного конфликта до нового вируса – может сделать сценарий развития глобальной экономики неуправляемым». Чтобы повысить устойчивость к потрясениям, мировым лидерам следует уделять больше внимания вопросам изменения климата и развития человеческого потенциала.

Угроза поликризиса

ВОСПРИЯТИЕ КРИЗИСА

В отчете ВЭФ кризис стоимости жизни воспринимается как краткосрочный риск, который достигнет пика в течение ближайших двух лет. Несмотря на то, что правительствам удалось обуздать инфляцию, риск серьезной рецессии по-прежнему нельзя игнорировать.

В свою очередь, геополитическая конфронтация в краткосрочной перспективе сохранит в основном экономический характер за счет более широкого использования санкций и ограничения инвестиций для сдерживания роста стран-соперников. В ближайшие два года в числе главных экологических рисков останутся «стихийные бедствия и экстремальные погодные явления» и «неспособность смягчить последствия изменения климата». Однако в течение 10 лет к ним присоединятся «неудачи в адаптации к изменению климата», «утрата биоразнообразия и коллапс экосистемы».