Получать оповещения о важных
новостях прямо в браузере
Что происходит с российским капиталом за рубежом?

Просмотров:  3288

Российские бизнесмены активно зарабатывают капиталы на родине, но часто предпочитают хранить и преумножать их за границей. Сегодня мы поговорим о современных трендах и основных правилах, которыми не стоит при этом пренебрегать.

Текст: Максим Симонов, канд. юрид. наук, руководитель налоговой практики компании «Дювернуа Лигал» (Санкт-Петербург, Москва, Лондон)

Изменения последних лет

Максим Симонов

В последние годы в России принято много налоговых и валютных законов, которые сильно изменили ландшафт для сохранения капиталов российских бизнесменов за пределами страны. Прежде использование оффшорных компаний, счетов в банках, а также «номинальных» акционеров и директоров было распространено и не влекло за собой серьезных рисков и проблем. Однако, начиная с 2015 года, налоговые и валютные законы в России были дополнены новыми инструментами, которые сделали структурирование российского капитала не столь простым и предсказуемым мероприятием.

Сейчас нужно учитывать массу новых правил – к примеру, правила о контролируемых иностранных компаниях, о налоговом резидентстве иностранных компаний по месту эффективного управления в России, о трансфертном ценообразовании (рыночном уровне цены сделок), о валютных ограничениях на операции по личным счетам в банках за пределами России, автоматический обмен финансовой информацией между налоговыми органами разных стран и т. д.

Часто о многих этих правилах российские HNWIs (High Net Worth Individuals) знают весьма поверхностно либо не знают вообще. Это и неудивительно, ведь уследить за многочисленными трендами и изменениями не только на российском, но и международном уровне часто не под силу даже квалифицированным специалистам, которые занимаются этими вопросами ежедневно.

Бесконечная финансовая амнистия зарубежных капиталов «по-русски»

В 2016–2019 годах в России было проведено две амнистии зарубежных счетов, капиталов, компаний, владельцами и бенефициарами которых выступали налоговые резиденты страны. Теперь наступил черед третьей волны, которая продлится до 29 февраля 2020 года.

• Первая волна (длилась в России с 1 июля 2015 года по 30 июня 2016 года) не получила широкой поддержки декларантов из-за недоверия к гарантиям, изложенным в законе, и правоприменительной системе, а также из-за технического несовершенства самого закона об амнистии (который просто не давал гарантий там, где на них справедливо можно было бы рассчитывать, содержал многочисленные «пробелы» и «недоговоренности»).

• Вторая волна (длилась с 1 марта 2018 года по 28 февраля 2019 года) получила очень большую популярность среди частных лиц, поскольку позволяла российским налоговым резидентам амнистировать свои контролируемые иностранные компании, недвижимость, транспортные средства за рубежом, а также счета в банках, сняв при этом риски валютных штрафов по ним (которые могут достигать 100% от суммы операций по счетам) и избежав существенных налоговых штрафов за нарушение сроков подачи уведомлений об иностранных компаниях.

Кроме того, в рамках второй волны возможно было ликвидировать свою иностранную компанию и получить все ее активы в рамках ликвидации на себя лично без каких-либо налоговых последствий по НДФЛ в России. Также ликвидация компании до 28 февраля 2019 года исключала риск признания иностранной компании налоговым резидентом России (по месту эффективного управления бенефициаром – налоговым резидентом России) и, как следствие, доначисление компании налогов по российским правилам (налог на прибыль по ставке 20%, в некоторых случаях также НДС по ставке 18% (с 2019 года – ставка 20%), обязанности налогового агента при выплатах другим иностранным компаниям-контрагентам).

• Третья волна амнистии (продлится до 29 февраля 2020 года) предусматривает менее привлекательные условия: требование об обязательной репатриации капитала в Россию, редомицилирование («переезд / смена юридического адреса и налогового резидентства») контролируемых иностранных компаний в Россию (в специальные административные районы на территориях Калининградской области и Приморского края), а также прекращение участия декларантов в других иностранных компаниях.

С учетом массы новых требований ожидать от третьей волны той популярности, которой пользовалась вторая, не стоит.

Тем не менее, в отдельных случаях ее использование все-таки может быть интересно. Например, когда декларант готов вернуть капитал с зарубежных счетов в Россию (особенно принимая во внимание отсутствие запрета на возврат репатриированного капитала за границу после этого) или прекратить участие в иностранных компаниях за исключением тех, которые будут редомицированы (перерегистрированы в САР Калининграда и Приморья).

Государство планирует, что третья волна амнистии создаст благоприятные условия для осуществления перевода активов в российскую юрисдикцию. В свою очередь, бизнесу она может быть интересна, поскольку предусматривает освобождение от валютных штрафов на операции по зарубежным счетам в банках, доначисление налогов на доходы, зачисленные на зарубежные счета до 2018 года включительно, освобождение от существенных штрафов за несвоевременное уведомление о контролируемых иностранных компаниях и т. п.

Текущие тренды в сфере российского частного капитала за рубежом

В последнее время масштабные изменения законов в России и на международном уровне сильно повлияли на структуры, которые принято использовать для владения капиталом за рубежом. Это определило несколько трендов:

1. Участие в амнистии первой и второй волн, декларирование своих счетов в банках за рубежом, а также контролируемых иностранных компаний. Последующее использование данных компаний в «прозрачной сфере» с подачей отчетности в налоговые органы России, соблюдение валютных ограничений на операции по личным счетам за пределами России, налоговое декларирование доходов от источников за рубежом (по прибыли контролируемых иностранных компаний, по доходам от инвестиций (аренда, дивиденды, строительство и продажа недвижимости), по доходам от «инвестпортфелей» в Швейцарии и Великобритании).

2. Амнистия контролируемых иностранных компаний (в том числе с владением через «номиналов») и безналоговая ликвидация компаний с переводом всех активов на личный уровень бенефициара/ собственника. В дальнейшем активы используются либо путем управления ими на личных счетах за рубежом, либо путем инвестирования в новую иностранную компанию (уже без «исторических» налоговых рисков) – например, в новую компанию, зарегистрированную на Кипре, Мальте, в ОАЭ, Сингапуре.

3. Сохранение прежних структур владения зарубежным капиталом (через иностранные компании, в том числе оффшорные, трасты, фонды, на счетах в банках за рубежом) и смена своего личного налогового резидентства с российского на иностранное (особенно популярными у россиян были и остаются Кипр, Мальта, ОАЭ, Израиль, Великобритания, в том числе благодаря удобным иммиграционным программам для инвесторов («гражданство за инвестиции»), а также налоговых льготам для них (режим Non domicile на Кипре, Мальте и в Великобритании, «налоговые каникулы» на 10 лет в Израиле, отсутствие личных налогов в ОАЭ).

4. Сохранение «исторических» структур владения с существенными налоговыми и валютными рисками без использования амнистии и безналоговой ликвидации. Расчет на то, что такие структуры не будут обнаружены налоговыми органами в России, несмотря на автоматический обмен финансовой информацией между Россией и другими странами за периоды, начиная с 2017 года.


Во всех вышеописанных случаях бизнесмены сталкиваются с необходимостью открытия новых компаний и релокации «старых» компаний из оффшорных юрисдикций в более респектабельные и отвечающие требованиям регуляторов. С 2019 года многие оффшоры (Британские Виргинские острова, Кайманы, Багамы) ввели и продолжают вводить требования к substance (экономическому присутствию) для компаний, зарегистрированных в соответствующей оффшорной юрисдикции.

Отсутствие substance влечет штрафы на десятки-сотни тысяч долларов, а создание substance в оффшоре может быть проблематичным в силу отсутствия там необходимой инфраструктуры и будет стоить немалых денег. Поэтому многие владельцы оффшорных компаний всерьез задумываются над их релокацией в другие страны с хорошей инфраструктурой (путем смены налогового резидентства компании либо путем редомицилирования), с лояльными требованиями регуляторов и невысокой налоговой нагрузкой. Особой популярностью у россиян пользуются Кипр, ОАЭ, Мальта, Сингапур.

С учетом этого фактора, а также реальностью признания иностранной компании налоговым резидентом в России (по месту эффективного и фактического управления российским бенефициаром/ акционером) с доначислением налогов по российским правилам стоит ожидать значительного увеличения числа желающих «редомицилировать» свои компании из оффшоров в страны, которые готовы предложить «пакетные» решения по оперативному созданию substance у себя в юрисдикции. Большого прогресса в этом плане достигли Кипр и ОАЭ.

Прогнозы

Текущее состояние, в котором находятся капиталы россиян за рубежом (после реструктуризации в рамках амнистии и безналоговой ликвидации компаний в 2016–2018 гг.), а также начинающаяся третья волна амнистии говорят о том, что следующие пара лет будут достаточно оживленными для среднего и малого бизнеса из России.

Сейчас важно не упустить момент и оценить, какой путь развития вашей зарубежной структуры более оптимален для вас с точки зрения налоговых последствий, валютных рисков, в том числе за прошлые периоды, начиная с 2016 года, с учетом стоимости мероприятий по реструктуризации владения капиталом, возможностей использования третьей волны амнистии для устранения серьезных налоговых последствий и валютных рисков.