Получать оповещения о важных
новостях прямо в браузере
Роман со временем

Просмотров:  469

Роман со временемПЕРСОНАЛЬНЫЕ ЧАСОВЫЕ МЕХАНИЗМЫ В ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЕ НАЧАЛИ УПОМИНАТЬСЯ ПРАКТИЧЕСКИ С МОМЕНТА ИХ ИЗОБРЕТЕНИЯ – В НАЧАЛЕ XIX ВЕКА. ХОТЯ PRODUCT PLACEMENT ТЕХ ВРЕМЕН ДАЛЕКО НЕ ВСЕГДА БЫЛ СВЯЗАН С ОБРАЗАМИ СУПЕРГЕРОЕВ, ЧАСЫ УЖЕ ТОГДА ПОЗВОЛЯЛИ ЧИТАТЕЛЯМ СОСТАВИТЬ МНЕНИЕ ОБ ИХ ВЛАДЕЛЬЦЕ – В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ, ЕГО ВЫСОКОМ СТАТУСЕ И ТОНКОМ ВКУСЕ.

«Оказалось, что он выиграл полторы тысячи деньгами, каракового жеребца и золотые часы брегет. Ольховский эти часы сейчас же и показал. Действительно, хорошие часы: с резьбой, с украшениями, и когда сверху надавить пуговку, они очень мелодично прозвонят, сколько четвертей и который час. Старинные часы. Ольховский немного заважничал. «Это, – говорит, – очень редкая вещь. Я ее ни за что из рук не выпущу. Весьма вероятно, что подобных часов во всем свете не больше двух-трех экземпляров». Александр Куприн, «Брегет»

Роман со временем«– Покажите часы, – сказал Альбер. Пастрини вынул из жилетного кармана великолепный брегет с именем мастера и графской короной. – Вот они. – Черт возьми! – сказал Альбер. – Поздравляю вас! У меня почти такие же, – он вынул свои часы из жилетного кармана, – и они стоили мне три тысячи франков». Александр Дюма, «Граф Монте-Кристо»

«Мой брат оставил в наследство семье часы, не просто золотые, но еще и старинные, что увеличивает их ценность. Часы были приобретены в 1804 году моим дедом Себастианом Лафлером у знаменитого часового мастера Брегета». Макс Жакоб, «Небесад, или Золотые часы»

Breguet

Изобретатель турбийона Абрахам-Луи Бреге, можно сказать, сорвал литературный куш: до сегодняшнего дня еще никто не смог побить его рекорд по числу упоминаний «недремлющего брегета» в нетленных художественных произведениях, и вряд ли уже сможет. Хронометрами изобретательного швейцарца пользовались молодой повеса Евгений Онегин, благородный аристократ Эраст Фандорин, злодей Данглар (из романа «Граф Монте-Кристо») и обаятельная Бекки Шарп из «Ярмарки тщеславия». Марка Breguet фигурирует в романах Оноре де Бальзака, Виктора Гюго, а также в малых формах у Проспера Мериме и Стендаля.


Роман со временем

«Бонд провел смотр имеющегося в его распоряжении оружия. Оно состояло из его рук и ног, бритвы «Жилетт» и его наручных часов. Очень тяжелых часов фирмы «Ролекс ойстер перпечуэл», с расстегивающимся браслетом». Ян Флеминг, «На секретной службе Ее Величества»

Rolex

Наручные часы Rolex – самая популярная модель в мире на протяжении долгих десятилетий. И это неспроста. Даже не беря в расчет качество хронографов, можно смело утверждать: еще не родился успешный мужчина, не мечтавший стать агентом 007. Модель Rolex Explorer была самой почитаемой у самого Яна Флеминга, и он не смог не воздать ей почести и не одарить своего главного героя – супершпиона. Что бы ни придумали в кино, книжный Джеймс Бонд носил только одни часы – Rolex Oyster Perpetual: прочные, со светящимся в темноте циферблатом. Хорошо известно, что Джеймса Бонда в разные годы пытались «одеть» и в Omega, и в Tag Heuer, и даже Breitling. Но, господа, о чем спор, когда мы имеем дело с вечной классикой и гением детектива?..

 «Марк улыбнулся метрдотелю: – Луи, принеси нам первым делом два мартини с водкой «Абсолют». А потом, – он взглянул на свой массивный золотой «ролекс», – ровно через семь с половиной минут принеси еще парочку. А затем приноси по два каждые пять минут – до тех пор, пока один из нас не отрубится». Джордан Белфорт, «Волк с Уолл-стрит»Роман со временем

«Фонтейн берет в руки часы, позволяет себе один раз прищуриться на них сквозь лупу. Невольно присвистывает. «Жаже Лекультр». Перестает щуриться, проверяя, не шелохнулся ли мальчик. Щурится снова, теперь уже на артикул на задней поверхности корпуса. «Королевские военно-воздушные силы Австралии, 1953 год», – читает он». Вильям Гибсон, «Все вечеринки завтрашнего дня»

Роман со временем

Jaeger-LeCoultre

Культовый американский писатель Вильям Гибсон – страстный поклонник механических часов, отразивший свое непорочное влечение в молодежном романе «Все вечеринки завтрашнего дня». Две модели марки Jaeger-LeCoultre – авиационная Raf/Raaf Mark XI и Lecoultre Futurematic – описываются с ювелирной точностью и знанием дела и фактически выступают главными героями литературного произведения. После выхода романа в свет в 1999 году поклонники киберпанка атаковали интернет-аукционы и часовые бутики в поисках воспетых в прозе хронометров. Прочие часовые бренды не снискали себе громкой литературной славы или, вероятно, их время еще не пришло. Модели Patek Philippe лишь мимоходом упоминает Артуро Перес-Реверте во «Фламандской доске», штурманский «Брайтлинг» неожиданно всплывает в произведениях Юрия Полякова (что, впрочем, совсем не в плюс бренду), а Longines проскакивает в повести о ненастоящей любви The Telki у Сергея Минаева. Интересно, сколько читателей последнего ринулись в ГУМ за моделью вышеупомянутого бренда после прочтения книги?..